БОЛЬШАЯ СЕСТРА. ГОНТАРЕВА МЕЧТАЕТ ЧЕРЕЗ ПРИВАТ-24 ДОБРАТЬСЯ ДО КАЖДОГО УКРАИНЦА

Уже никто во властных кабинетах не хочет изымать из монопольных ФПГ дополнительные миллиарды гривен на увеличение пенсий и социальных стандартов. Всё это будет постепенно отжиматься из среды малого и среднего бизнеса и самозанятого населения

В первые же минуты после объявления новости о приватизации Приватбанка, у многих пронеслось в голове: что будет с системой Приват-24. Такой была первая мысль. Вторая, более практичная: “что будет с информацией о моих платежах, которые я проводил в системе Приват-24”. Да, ещё никогда переход коммерческого банка в собственность государства не вызывал у его клиентов такой нервозности, причём даже у тех, у кого нет привычных депозитов и боятся вроде как нечего. Пристальное внимание к сервисному блоку банка только подтверждает, что Приват был лидером технологического развития рынка банковских услуг. И что самое главное, это технологическое развитие являлось необходимым, но вовсе не единственным ингредиентом фирменного приватовского блюда. Можно сказать, что платёжный сервис банка опирался на три кита:

– Технологии

– Понимание запросов потребителя услуг

– Тонкое, на грани фола, юридическое обоснование продукта.

Разберём по порядку.

Технологический базис – это операционная система, программный продукт, который, кстати, как оказалось, банку и не принадлежит.

Портрет потребителя – это попадание в десятку относительно того, что нужно частному предпринимателю и физическому лицу без статуса предпринимательства, но с регулярными “подработками”, от банковской инфраструктуры.

Юридическое обоснование – это правовая защита продукта и его главного конкурентного преимущества – возможность пополнения карточки клиента через терминал банка в любой точке страны, в единый интервал времени, причём для пополнения карточка её наличие не требуется – достаточно только ввести её номер и код, полученный на мобильный телефон (причём не обязательно на телефон владельца карты).

С точки зрения технологий, другие банки возможно смогли бы создать нечто подобное, но явно не сейчас, когда их инвестиционные возможности и рыночные перспективы находятся в “красной” зоне. Что касается потребностей клиента, многие банки интуитивно понимали ограниченность своих продуктов, но решится на третью составляющую – юридическую защиту продукта, не смогли (или не захотели), предпочтя комфортную зону рыночного пелотона, подарив на годы майку лидера одному банку-лидеру. Именно поэтому, такой взрыв гомерического хохота вызвала сентенция руководителя НБУ относительно адекватности продуктов других банков (банкинг-24) параметрам и операционным возможностям Привата-24. Как работает система межклиентских расчётов помимо программы Приват-24 известно хорошо.

Ни для кого ни секрет, что перечисление не в Приват-24 клиентом банка денежных средств на карточку другого клиента по полным реквизитам происходит в течение пяти банковских дней! За это время можно с успехом съездить на машине из Ужгорода в Харьков, пообщаться с друзьями и вернуться обратно, попутно заехав в Одессу поплавать в море. В то же время, Приват-24 позволял буквально в течение 10-15 минут “закидывать” деньги на карточку родственникам, друзьям, продавцам товаров, услуг и т.д., благо терминалы банка были установлены практически на каждом углу. В 2017 году данная система, скорее всего, претерпит существенные ограничения.

Уже сейчас, на различных ток-шоу, явно-неявные адепты руководства Нацбанка высказывают мысль, что подобная система – мечта любого наркобарона, ведь она даёт возможность получать деньги из любой точки страны. Хотя даже в извращённой фантазии Пабло Эскобара не возникла бы идея получать вместо кэша деньги на карточку и бежать в банк их обналичивать…

Но такие заявления очень показательны: мы уже догадываемся под каким соусом будут сворачивать данный банковский продукт. Как всегда под лозунгом борьбы за чистоту, идеалы цивилизованного мира и всё хорошее! Но если посмотреть шире, то всё это является одним из элементов государственной политики по выдавливанию малого и среднего бизнеса из “серого” сегмента экономики, а также инструментом “зачёрпывания” фискальным ковшом самозанятого населения без предпринимательского статуса: торгуете подержанными кроссовками и макроме на OLX? Платите 15% подоходного налога и с чистой совестью вырезайте поделки лобзиком дальше…

В условиях десоциализации государства, что является следствием деиндустриализации экономики, уже никто во властных кабинетах не хочет изымать из монопольных ФПГ дополнительные миллиарды гривен на увеличение пенсий и социальных стандартов. Всё это будет постепенно отжиматься из среды малого и среднего бизнеса и самозанятого населения…

А для этого нужны действенные инструменты контроля. Уже сейчас, активно дискутируется необходимость снижения порога наличных расчётов до 50 тысяч гривен. Думаете случайно? Нет. Дело в том, что право на субсидии по коммунальным услугам теряется в случае осуществления заявителем покупки на сумму более 50 тыс. грн. А как отследить этот факт? Привязать порог безналичных платежей к этой цифре и тогда любой безнальный платёж на сумму более установленного лимита попадёт в поле зрения фискалов. Государству нужны инструменты тотального финансового контроля. Достичь это возможно только при условии, что ты контролируешь большую часть рынка и основные платёжные системы. Именно поэтому в Украине так и не появилась система PayPal, которая работает в десятках других стран мира и даже в РФ.

Напомню, что данная система функционирует в нескольких уровнях: первые три – это возможность осуществлять отправку, зачисление, принятие валютных средств с балансом и без (т.е. с привязкой к конкретной платёжной карте или нет). Самый высокий уровень функционирования – операции в локальной валюте (у нас – в гривне). К сожалению, такой лидер рынка так и не появился в нашей стране (украинцы имеет возможность работать в системе только на первом уровне – отправлять средства с карты). А тем временем, предпринимаются активные действия для создания под эгидой НБУ национальной системы массовых электронных платежей, со своей платёжной картой, расчётно-клиринговым центром. После национализации Привата процесс создания государственной расчётной системы, скорее всего, выйдет на стадию активной реализации.

Стоит обратить внимание на интересные данные компании McKinsey&Сompany потребительским предпочтениям клиентов в разных странах, в том числе и в Украине

Потребительские предпочтения

Как видим, развитие электронных девайсов привело к тому, что подавляющая часть трансакций клиентов в развитых странах переместилась в систему клиент-банкинга. И только в Украине и России продолжает сохраняться высокая доля расчётов через банкоматы, терминалы и банковские отделения. Государственные чиновники очень часто любят объяснять сей факт близости к восточному соседу, а не к “векторной” Европе отсутствием финансовой грамотности населения и технической отсталостью.

Объяснение глубоко ошибочное. Не думаю, что Украина сильно отстаёт по количеству смартфонов. Наш человек руководствуется принципом: хоть в кредит и с ободранными обоями, но последнюю модель айфона купи. Проблема в том, что режим функционирования счетов физических лиц в Украине (как и в РФ) максимально зарегулирован. Тут тебе и назначение платежа, и указание об удержании налогов, и перестраховка банков, которые в страхе перед регулятором часто “дуют на холодное”. Особенно это касается счетов физических лиц без предпринимательского статуса. Именно поэтому система Приват-24, которая вобрала в себя элементы и банковской расчётной карточки, и механизм клиент-банкинга (особенно на зачисление средств) получила такое широкое применение среди населения.

Коррупционные дебри
А тем временем, в Швейцарии запустили приложение на смартфоне, с помощью которого, клиент через сеанс видеосвязи с банком может в течение нескольких минут открыть счёт, получить на свой электронный адрес пакет документов на банковское обслуживание, наложить на них свою цифровую подпись и отправить обратно в банк. Вся процедура открытия счёта, идентификации клиента и верификации обязательных документов занимает 2-3 минуты…

Может поэтому в Европе такой низкий уровень наличных платежей и благоприятная среда для инвесторов? Принцип работы платёжных систем в европейских странах строится по известной матрице: оффшор-мидшор-оншор. Да, эта матрица накладывается и на платёжные системы! Для основной массы населения, малого бизнеса, все расчётные процедуры максимально упрощены. Для реального сектора экономики, средних и больших предприятий действуют дополнительные требования по предоставлению налоговой информации и т.д. Для мегакорпораций и компаний, связанных с государственными финансами действуют максимально жёсткие правила контроля.

Примерно по такой же матрице определяется и глубина банковской тайны. Простой, рядовой клиент имеет максимальный уровень защиты. Основной бизнес подлежит умеренному контролю. Крупные компании находятся как под рентгеном. Банки в Европе, в отличие от украинских собратьев, не выступают в роли научно-исследовательских институтов, которые должны анализировать экономическую целесообразность операций клиентов, адекватность контрактных цен, разбираться в трансфертном ценообразовании, контролировать своевременность выплаты налогов и т.д.

Европейские банки просто раскрывают перед фискальными органами ту часть информации о клиентах, которая определена действующей нормативно-правовой базой. В Украине же, банки до сих пор, например, должны контролировать начисление налогов и сборов на фонд заработной платы клиентов: без подтверждения такой уплаты, банки не принимают кассовые чеки или не перечисляют зарплату на карточки. И это не говоря о контроле украинских банков за клиентскими экспортно-импортными операциями (пресловутый валютный контроль)….

Запрет как система
Развитию рынка массовых электронных платежей в Украине препятствует и неправильное толкование международных норм, которые применяются для борьбы с отмыванием средств, полученным преступным путём. Если в мире, такие операции чётко классифицируются как финансирование терроризма, торговли наркотиками, людьми, оружием, коррупционные трансакции, у нас к этой группе стремятся отнести максимально широкий спектр “сомнительных” хозяйственный операций или трудно классифицируемые операции клиентов, которые превышают установленную сумму и не подтверждены документарно. В результате этого, система финмониторинга в Украине завалена миллионами сообщений банков о “подозрительных” операциях, проверка проходит лишь по нескольким тысячам из них, до судов доходят десятки дел, приговоры выносятся по единицам либо не выносятся вовсе. И в то же время, судя по е-декларациям, коррупционные средства отмываются полным ходом…

Мы можем сколь угодно говорить о реформах, движении в Европу и т.д. Но перед тем как приступить к структурным изменениям экономики, о которых говорит каждое новое правительство, не плохо было бы начать с обычной, удобной системы массовых платежей, что бы деньги из Киева в Ужгород шли быстрее, чем их доставит проводник поезда… На примере одного частного банка мы увидели сколь успешной и востребованной может быть такая система, если она обеспечивает быстроту трансакций и их защиту от “ласого ока”. Даже в условиях максимальной зарегулированности рынка безналичных платежей в Украине, такие системы могут пользоваться всенародной любовью. Главное, что бы без участия государства и фискального интереса, ведь наши люди, “вырезая поделки лобзиком”, ещё столько не заработали.

3 thoughts on “Большая сестра. гонтарева”

  1. Треба просто гроші в тіні тримати. тільки готівка, ніякого безналу.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *